Верховный суд Российской Федерации указал, что платежи в возмещение вреда причиненного гражданину, когда он был…

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Э.М.Ворона и обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения. Гражданский кодекс Российской Федерации в пункте 3 статьи 1085 устанавливает, что объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в соответствии с данной статьей, могут быть увеличены законом или договором, а в пункте 1 статьи 1087 закрепляет, что в случае увечья или иного повреждения здоровья несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего) и не имеющего заработка (дохода), лицо, ответственное за причиненный вред, обязано возместить расходы, вызванные повреждением здоровья. Заявителю по настоящему делу гражданину Э.М.Ворону при оказании медицинской помощи в июне 1996 года (в возрасте 13 лет) по вине врачей муниципального учреждения здравоохранения «Ангарская городская детская больница № 1» был причинен вред здоровью, что повлекло установление ему I группы инвалидности с детства бессрочно. Э.М.Ворон признан нетрудоспособным и нуждающимся в постоянном постороннем уходе.

Позже Решением Ангарского городского суда Иркутской области от 20 июня 2006 года, куда Э.М.Ворон обратился с исковыми требованиями о возмещении вреда, причиненного здоровью, и компенсации морального вреда, признано его право на возмещение утраченного заработка, а также право на возмещение дополнительно понесенных расходов на посторонний специальный медицинский уход в размере 1 920 руб. ежемесячно и на постоянный посторонний уход в размере 1 152 руб. ежемесячно.

Кроме того, суд также определил размер компенсации дополнительных расходов на посторонний специальный медицинский уход, исходя из двух минимальных размеров оплаты труда в размере 800 руб. по состоянию на 30 ноября 2005 года с учетом районного коэффициента в 20 процентов, а размер компенсации дополнительных расходов на постоянный посторонний уход – исходя из 60 процентов от двух минимальных размеров оплаты труда в 800 руб. по состоянию на 30 ноября 2005 года с учетом районного коэффициента в 20 процентов и единовременно взыскал эти суммы за период с 7 апреля 2001 года по 30 ноября 2005 года.

В марта 2016 года Э.М.Ворон был признан в установленном законом порядке нуждающимся в социальном обслуживании, и для него была разработана индивидуальная программа предоставления социальных услуг (ИППСУ), в рамках которой было рекомендовано круглосуточное оказание социально-бытовых и социально-медицинских услуг на дому в объеме стационарной формы социального обслуживания. Однако в рамках государственной системы социального обслуживания необходимые услуги не могли быть предоставлены. По этой причине Э.М.Ворон был вынужден заключить договоры о предоставлении платных социально-бытовых и социально-медицинских услуг на дому.

Но по новому иску о взыскании дополнительных расходов в возмещение вреда здоровью в связи с новыми обстоятельствами Ангарский городской суд Иркутской области отказал. В обоснование своего вывода суд указал, что законом увеличение размера присужденных решением суда ежемесячных выплат компенсации расходов на дополнительный посторонний уход не предусмотрено; обстоятельств же, определенных пунктом 1 статьи 1090 ГК Российской Федерации, регламентирующей последующее изменение размера возмещения вреда, применительно к данному делу не возникло, поскольку истец ссылается на те же обстоятельства, которые имели место при рассмотрении его прежних исковых требований и заявления об индексации присужденных сумм; при этом после вступления решения в законную силу суд не вправе принимать от сторон и других участвующих в деле лиц заявления о рассмотрении исковых требований, вытекающих из тех же оснований.

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда оставила без изменения, и в итоге дело дошло до Верховного суда.

Правило о полном возмещении вреда здоровью лицом, причинившим вред – как проявление принципа полного восстановления нарушенного права – не исключает обязанности государства, реализующего свою социальную функцию, обеспечить в предусмотренных законом случаях предоставление необходимого социального обслуживания нуждающимся лицам бесплатно.

Верховный Суд Российской Федерации обратил внимание судов на то, что расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение. Однако, если потерпевший, нуждающийся в указанных видах помощи и имеющий право на их бесплатное получение, фактически был лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно, суд вправе удовлетворить исковые требования потерпевшего о взыскании с ответчика фактически понесенных им расходов (пункт 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина»).

В случае возмещения вреда – в силу компенсационной природы ответственности за причинение вреда, а пункт 1 статьи 1085 ГК Российской Федерации ни сам по себе, ни в системной связи с иными положениями гражданского законодательства не содержит каких-либо исключений из общего правила о возмещении в полном объёме. Это, в свою очередь, предполагает восполнение всех необходимых и обоснованных расходов, которые потерпевший произвел (должен произвести) в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, направленных на восстановление, насколько это возможно, нарушенных функций органов и систем организма, а при невозможности их восстановления – на компенсацию (устранение) обстоятельств, которые ухудшают условия жизнедеятельности. Любые же ограничивающие права потерпевшего исключения из этого правила должны иметь специальное закрепление в законе, быть юридически обоснованными и социально оправданными.

Верховный суд указал, что п. 3 статьи 1085 и пункт 1 статьи 1087 ГК РФ предполагают, что наличие судебного решения о взыскании в пользу несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцати лет (малолетнего), признанного инвалидом и нуждающимся по состоянию здоровья в постоянном постороннем уходе, бессрочно расходов на постоянный посторонний уход не исключает возможности в порядке возмещения причиненного ему вреда взыскать в последующем необходимые расходы, в том числе на услуги сиделки, или увеличить размер взыскания таких расходов, если судом установлено изменение обстоятельств, влияющих на определение размера возмещения, и гражданин не имеет права на получение соответствующей помощи и ухода бесплатно или за частичную плату либо при наличии такого права он был фактически лишен возможности получить такую помощь качественно и своевременно.

Безусловно, что отказ в первой и второй судебных инстанций на основании того, что якобы истец ссылается на те же обстоятельства, которые имели место при рассмотрении его прежних исковых требований, и после вступления решения в законную силу суд не вправе принимать от сторон и других участвующих в деле лиц заявления о рассмотрении исковых требований, вытекающих из тех же основаниях, в данном случае является абсурдом. Ведь понятно, что получение ИППСУ, где говорится об необходимости домашнего ухода и невозможности его получения бесплатно в системе государственной социальной помощи являются новыми обстоятельствами.

Яндекс.Метрика