Что будет, если соединить коррекционную школу для детей с особенностями развития – и общеобразовательную? Правильно, среднестатистический родитель и учитель из общеобразовательной в ужасе схватятся за голову.

Один – потому что совершенно не представляет, как его ребенок будет рядом «с ними» жить, а другой – потому что не имеет понятиях, как «их» учить. При этом совершенно забывая о том, что из коррекционной школы придут не только дети, но и опытные педагогические кадры, которые принесут уникальные программы и методики, а главное – умение и готовность принять любого ребенка со всеми его индивидуальными проблемами и особенностями. Хорошая коррекционная школа вообще способна сделать из обычной общеобразовательной образец педагогического искусства.

Жаль только, что пока еще не везде это понимают. И директору бывшей 532-й коррекционной школы восьмого вида Светлане Николаевна Кремневой пришлось обить немало порогов, прежде чем ее учебное заведение стало структурным подразделением колледжа малого бизнеса №4. Зато теперь Кремнева готова принять в свой инклюзивный первый класс всех желающих.

Маленькие радости 6 «Б»

А у нас Лиза заговорила! – с порога сообщили директору родители шестого класса, куда ходят несколько детей из интерната для детей-сирот с особенностями развития. Лиза с синдромом Дауна, у нее серьезные проблемы с речью. Но в классе девочка нашла подружку, прикипела к ней всей душой и вот впервые позвала по имени, неловко растягивая гласные: «Са-а-ша-а!».

Владик и Кира недавно встали на коньки: школа, расположенная в тесном Замоскворечье, умудряется ежегодно заливать собственный каток и обеспечивает коньками всех желающих. Для Киры коньки – это серьезная победа над собой. Девочка с ДЦП, интеллектуальными нарушениями, эпилепсией, поначалу вообще не воспринимала уроки физкультуры: чтобы не ходить заниматься, старалась вызвать у себя рвоту. Но учитель Василий Андреевич никого не заставлял делать то, что дети не могли или не хотели. И Кире дал возможность посидеть на лавочке, посмотреть на одноклассников. Пока она сама не решила, что тоже хочет попробовать.

Чтобы без проблем добраться в школу на Пятницкой из своего спального района, Владик должен попасть в метро в точно рассчитанное время: немного раньше или позже – и в вагоне будет толпа, а толпу Владик переносит плохо. Специфика его нарушений такова, что мальчик должен чувствовать окружающих его людей, иначе появляется дискомфорт, возникает раздражение, которое долго потом напоминает о себе. Но эту школу Владик выбрал сам, в четвертом классе его перевели сюда из другого коррекционного учебного заведения, потому что мальчик хотел учиться, хотел больше заданий, а в его первой школе к учебе относились снисходительно, особо детей не напрягали. В первый же день знакомства со школой Владик написал контрольную вместе со своими сверстниками и заявил, что намерен учиться именно здесь. Бабушка говорит, что учитель математики Владиком очень доволен.

Классный руководитель 6 «Б» Татьяна Викторовна Федорова вместе со своими ребятами катается на коньках, летом – на велосипеде. Еще она организовала театральную студию, и даже Саша, у которого расстройство аутистического спектра и который несколько лет сидел в углу и не желал ни общаться, ни участвовать в праздниках, сейчас пробует себя в актерском мастерстве и даже выступает вместе со всеми.

«У нас в школе почти все учителя с двумя образованиями, педагогическим и психологическим или дефектологическим», – рассказывает Светлана Николаевна Кремнева. А детям, которые приходят в начальную школу, практически всем нужно особое внимание и особые условия, и конечно, поддержка психолога.

По тихим школьным этажам

Комната дежурного психолога есть на каждом этаже. Сюда на перемене может прийти любой ребенок, который чувствует дискомфорт или просто чем-то расстроен. Есть кабинеты в полумраке, где часть комнаты вообще отгорожена занавеской от всего лишнего: тут аутист может расслабиться и передохнуть. В некоторых кабинетах – бассейн с пластмассовыми шариками, или коробка с песком и сухими бобами – перебирая в пальцах эту смесь, любой ребенок успокаивается и получает нужные позитивные эмоции.

А еще психологи постоянно обходят школу, заглядывают на уроки, оценивая, не нужна ли кому-то особая поддержка. 6 «Б» вполне справляется самостоятельно, а вот многим малышам еще требуется персональное внимание – иногда просто обнять и приласкать, чтобы ребенок почувствовал себя кому-то нужным. Как и любой малыш в любой школе.

С 2007 года мы вошли в проект СТРИЖИ (Стремление к инклюзивной жизни) и открыли «нулевой» диагностический класс для детей, чьи родители не хотят отдавать их в коррекционную школу, – рассказывает директор Светлана Кремнева. – В этом классе основная задача – определить образовательный маршрут для ребенка, а кроме того, показать родителям, что коррекционное образование не хуже обычного, но именно в нашей школе ребенку с особенностями будет комфортно.

Любому ребенку комфортно учиться, когда в школе создают условия именно под его особенности. К сожалению, далеко не все общеобразовательные школы к этому готовы, и к еще большему сожалению, эти школы не готовы объединяться со специалистами, умеющими создавать детям особые условия.

Первый инклюзивный

В бывшей 532-й есть дети с явными нарушениями интеллектуального развития, а есть – с нарушениями легкой степени, в так называемых пограничных состояниях. Их родители в конце концов тоже сделали выбор в пользу коррекционной школы, обнаружив, что уровень обучения здесь может варьироваться в зависимости от возможностей ребенка. Кроме того, Кремнева пообещала, что теперь, после законодательного закрепления инклюзии, школа обязательно найдет себе партнера для объединения и сможет лицензировать у себя общеобразовательные программы для тех детей, которые способны с ними справиться.

Сейчас учитель первого класса Ильнара Есаулова работает по ею самой разработанным программам, максимально приближенным к общеобразовательным. «Я делю класс на три группы: в первой самые сильные ученики, которые могут заниматься самостоятельно по карточкам, во второй – основная часть ребят, с которыми идет фронтальная работа, и третья – слабые, которым требуется и организационная, и стимулирующая помощь», – рассказала Есаулова.

Сильная группа, где ребята-аутисты занимаются устным счетом, решает примеры на карточках. В это время вторая группа отвечает учительнице, с помощью кружочков показывая, на сколько единиц одно число отличается от другого. Третья в это время просто осваивает счет от 1 до 10. Дети смотрят друг на друга, слушают и тоже пробуют свои силы в более сложных для них заданиях. Девочка из третьей группы стала пытаться списывать с доски примеры – потому что видит, как это делают одноклассники. Кое-кто из второй группы захотел попробовать считать без кружочков, в уме – и получил карточку с заданиями. А аутисты, наблюдая, как другие дети отвечают у доски и понимая, что могут ответить не хуже, набираются решимости тоже отвечать вслух перед всем классом.

Урок русского языка мы начинаем с пальчиковой гимнастики, – рассказывает Есаулова. – И проговариваем вслух прилагающиеся к ней слова. Сейчас эти слова повторяют даже те дети, у которых были серьезные проблемы с речью. Некоторые из них уже пробуют рассказать стихотворение.

На русском сильная группа выписывает из карточек слова с сочетаниями «чу», «щу». Вторая группа пишет предложения под диктовку учительницы. Третья – тренируется писать буквы, потому что далеко не все из этой группы вообще способны к письму.

– Про нашу Киру говорили, что она сможет писать только крупными печатными буквами, – вспоминает мама из 6 «Б». – У нее же косоглазие, астигматизм, леворукость, ДЦП… Но ей очень хотелось писать, как другие одноклассники. И она летом ко мне подходила, просила написать образец и старательно копировала. Сейчас пишет письменно, слитно, а на грязь и почерк учительница сознательно не обращает внимания: главное, Кира пишет!»

В первом классе у Ильнары Ильдаровны есть девочка с очень легкими нарушениями. Ей учительница иногда доверяет помочь построить класс в столовую, проследить за порядком на перемене. Глядя на нее, стать помощником учителя захотели и другие. «Я заметила, что такие дежурства их очень собирают, концентрируют, им нравится помогать друг другу», – комментирует педагог. Надо отметить, что ничего принципиально нового в этой методике нет, просто не в каждой школе учитель одновременно и психолог, профессионально внимательный к потребностям и возможностям детей. После учебы Есаулова ведет психологические занятия с классом, который в этом случае тоже делится на группы, но уже совсем по другим признакам.

Остальные – в зоопарке

Труд в школе традиционно в почете. Мастерица-искусница, по совместительству библиотекарь Людмила Петровна занимается с ребятами тестопластикой и бисероплетением, учит вышивать и делать красивые панно из пластилина. Все без исключения девочки и мальчики, любят урок домоводства. А на первом этаже – мастерская, где желающие могут выпиливать модели: «Влад из фанеры делает танк, – похвасталась бабушка. – Сам высчитывает, чертит, потом пилит». Саша и Кира из 6 «Б» занимаются вышиванием: Саша недавно сделал очень красивый браслет, а Кира, которая совсем недавно впервые взяла иголку в руки, сшила игрушку – лошадь. «Для нее труд – это один из главных уроков, на который ни в коем случае нельзя опаздывать», – поделилась мама Киры.

Недавно после урока истории Кира задумчиво поведала маме: «Знаешь, были существа разные. Те, которые трудились, стали, как мы. А остальные – в зоопарке».

Как рассказала психолог Людмила Голубева, профессиональной ориентации в 532-й школе всегда уделяли немало внимания: с 7 класса ребят знакомят с многообразием мира профессий, учат адекватно оценивать свои возможности, рассказывают о Трудовом Кодексе, объясняют, как писать резюме и оформлять документы при устройстве на работу. «Мы проводим профессиональное тестирование, индивидуальные беседы и групповые игры, организуем экскурсии на предприятия, – перечисляет психолог. – А кроме того, в 9 классе немало работаем с родителями, у которых не всегда адекватный взгляд на возможности детей».

Как правило, колледж своим выпускникам в школе подбирают индивидуально – ездят туда вместе с ними, знакомятся с условиями учебы и работы, отвечают на вопросы. «Мы стараемся своих ребят отправить учиться дальше по 2-3 ученика вместе, – говорит Голубева. – Те, кто успел сдружиться, лучше себя чувствуют в незнакомой обстановке вместе».

Профессиональный маршрут

Общеобразовательные школы, в которые Кремнева обратилась с предложением объединяться, коррекционку гордо отвергли. И тогда она стала обзванивать колледжи. Московский колледж малого бизнеса №4 пошел навстречу, поскольку уже имел опыт обучения ребят с инвалидностью по ряду специальностей. Следом к новому образовательному объединению подтянулась 1406-я школа для глухих и слабослышащих, работающая по обычным программам, затем закрытая за малочисленностью общеобразовательная, потом высказал заинтересованность инклюзивный детский сад.

Мы фактически получили возможность выстроить ребенку образовательный маршрут вплоть до получения профессии и трудоустройства, – рассказывает Кремнева. – Программы будут самые разные, обычные и адаптивные. В будущем мы планируем, что в одном из зданий расположится начальная школа с инклюзивными классами, в другом будут учиться ребята с 5 по 9 класс, а затем 10 и 11 отправятся в колледж: кто-то за начальным профессиональным образованием, кто-то – за средним образованием и профессией.

Пока все это – планы и перспективы. Но формально объединение произошло, 532-я стала структурным подразделением колледжа, и там уже знают, кто придет к ним учиться. Ориентируясь на ребят с особенностями развития, колледж предлагал три профессии, сборщик обуви, вышивальщица и цветовод-озеленитель. Сейчас там готовы начать обучать студентов переплетному и картонажному делу (для этого специально закуплена мини-типография), а также столярному и слесарному мастерству (тоже закупается оборудование). С помощью специалистов бывшей 532-й колледж теперь имеет возможность разделить специальность на несколько компонентов, с учетом, например, особенностей тех ребят, которые передвигаются с трудом, но хотели бы заниматься флористикой. Помимо этого, колледж предлагает обучение профессии бухгалтера и товароведа, специалиста по компьютерным технологиям и менеджера коммерческих структур.

Коррекционный кадетский корпус с языковым уклоном

Многие родители, как огня, боятся любых слияний и объединений образовательных учреждений. По умолчанию принято считать, что любое объединение наносит непоправимый урон сложившейся образовательной среде, уничтожая все существовавшие ранее плюсы и углубляя минусы. Как педагогическую страшилку рассказывают про коррекционный детский сад, который начальство, не глядя, объединило с кадетским корпусом – по территориальному признаку.

«Да, такая история имела место у нас в Марьино», – улыбается начальник окружного управления образования ЮВАО Любовь Олтаржевская, педагог и директор школы со стажем, одна из апологетов инклюзивного образования в Москве.

По ее словам, в большом районе, застроенном многоэтажками, рядом, буквально забор в забор, расположились коррекционный и обычный детские сады, школа с кадетскими классами и языковая гимназия. «А если ребенок не коррекционный, но языковую программу не потянет и при этом не хочет маршировать? Куда ему деваться?» – задает вопрос Олтаржевская и объясняет, что руководителям всех четырех учреждений предложили объединиться в образовательный центр, где каждый желающий мог бы найти себе программу по вкусу: кадетскую, общеобразовательную, языковую. В обычном детском саду появилась возможность принять больше детей – с адресной коррекционной поддержкой тех, кому это необходимо. Специалисты и методики коррекционного детсада – мощный ресурс поддержки для всех детей в рамках образовательного центра, возможность разработки индивидуального подхода и выстраивания индивидуального образовательного маршрута.

«Образовательный комплекс – это новый уровень понимания образования, это ступенька к инклюзии, – считает Олтаржевская. – В крупном образовательном центре, с одной стороны, все дети учатся вместе, а с другой – есть возможность, в том числе и финансовая, организовать ребенку индивидуальные занятия по требуемому профилю».

По мнению специалистов, создание образовательных комплексов, в состав которых входят коррекционные образовательные учреждения, даст возможность обеспечить условия не только детям с инвалидностью, но и так называемым «обычным» ученикам общеобразовательных школ, многим из которых тоже нужен особый подход. Если этому уделить внимание в начальной школе, то можно избежать целого ряда проблем, которые появляются у ребенка в средней, считает Любовь Олтаржевская.

…Сегодня общеобразовательная школа сталкивается с целым рядом разнообразных сложностей: от лавины информации, которая обрушивается на детей из самых разных источников, до выстраивания взаимоотношений с детьми мигрантов из других регионов и даже государств. Новая реальность требует новых подходов и к образовательному, и к воспитательному процессам. Особые условия и сопровождаемая социализация нужны не только детям с инвалидностью, сегодня в них не меньше нуждается и так называемый благополучный ребенок.

Поэтому просто отгородиться от изменений, которые происходят вокруг, уже не получится. Придется включаться.

Анонсы