Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Подписка на новости
Заполнив данную форму, вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных

Максим Бушмелев, учитель известной московской школы «Ковчег», работает с самыми сложными детьми в самом сложном возрасте – помогает малышам с интеллектуальными нарушениями в начальной школе не только социализироваться, но и освоить значительную часть учебной программы. Сегодня мы публикуем его размышления и зарисовки на тему инклюзивного образования и собственного опыта в этой непростой области.

- Каждый ребёнок имеет право получать образование рядом с домом.

- Родители, как законные представители ребенка могут выбирать для него наиболее подходящий образовательный маршрут. Они могут выбрать и инклюзивное образование, и специальное – ведь в нашей стране оно чрезвычайно мощное. Кроме того, многие люди (если не почти все) предпочитают находиться «среди своих» – обсуждать сходные потребности и особенности своих детей или говорить на своём языке (например, жестовом)

- Поэтому ни в коем случае нельзя недооценивать ресурсные возможности специальных школ и школ надомного обучения. Там накоплен огромный опыт работы, которого так не хватает в инклюзивных школах.

- Дети все разные! Хотя возможности развития и не ограничены (уж так наш организм устроен), каждому ребёнку нужен свой индивидуальный образовательный маршрут. Нужно быть готовым к тому, что и результат обучения будет у всех ОЧЕНЬ разным – кто-то за 15 лет научится делать мебель и рисовать, как Джеймс Генри Паллен, а кто-то – собирать из букв слово «революция». И это нормально, просто для кого-то покажется необычным.

- Думаю, важнее всего трубить на всех углах о максимальном сохранении вариативности образования, обязательной частью которого является единая со всеми сферами жизни инклюзивная среда.

С этой точки зрения, вопрос «учиться ли детям-инвалидам в обычных школах?» звучит то ли кощунственно, то ли по-фашистски…

2

Модель школы «Ковчег»: есть разные структурные подразделения – надомные классы, классы компенсирующего обучения, общеобразовательные. При этом все ученики, даже «надомные», ходят в школу. У всех – общеобразовательная программа (хотя по мне – так это наименее важно). Границы между классами вполне проницаемы. Особенно для детей с особыми образовательными потребностями.

Такая структура (которая, к слову, может быть в любой школе) помогает обеспечивать ребёнку индивидуальный маршрут: в пределах так называемого «надомного» отделения можно организовать комплексное адресное коррекционное обучение, в том числе в классах «по сходному типу нарушения/особенностей». Это особенно актуально для начальной школы, где затруднения «полной» (без тьютора) инклюзии наиболее выражены. Далее, по необходимости, дети могут перейти в обычный класс с большей наполняемостью.

На практике каждый класс школы уникален. Представлены все варианты: узко специализированные классы (например, класс для детей с выраженным аутизмом), небольшие «смешанные» классы, большие классы с полной инклюзией. Разумеется, инклюзивное пространство всей школы прилагается. 

3

Слушайте, как же это здорово, когда ребёнок начинает говорить! Хоть в 8 лет, а особенно в 14. С речью, которая используется для коммуникации, а не для аутостимуляции, открывается богатейший внутренний мир, изначально заметный только родителям и педагогам. Кажется, про каждого ребёнка с аутизмом можно снять потрясающий фильм о нашем удивительном, таинственном и однозначно безграничном сознании!

Не знаю в мире вещей интереснее нашего сознания. Разве что горы и облака так же вдохновляют. Как-то мне довелось на самой высокой точке горы встретить облако, пролетающее мимо и сквозь меня. Ощущения примерно те же, что и от общения с некоторыми детьми.                                                         

4

Выготский гений, конечно. Не забываем, что его «зона ближайшего развития» – это не только то, чему ребёнок может научиться под руководством педагога, но и вся «среда обитания»: школа, столовая, другие взрослые и дети, семья. Наверное, точнее можно сказать – «среда развития», инклюзивная среда.

5

О почти мистическом. Почему несколько наших внешне и по характеру похожих друг на друга детей с аутизмом умеют определять день недели по месяцу и году? Скажем, 1900 год, 20 марта. Или 6 июня 2030-го. Ребёнок через полторы-две секунды называет соответствующий день недели. При этом никаких выдающихся математических способностей у них нет.

Почему некоторые девочки с выраженными особенностями развития, с большими затруднениями в коммуникативной сфере постоянно «угадывают», что будет на завтрак или что произошло у учителя дома?

Менее экзотические случаи синестезии (цветового восприятия музыки и речи, вкусовых и слуховых ассоциаций от образов и слов и т.п.) успешно изучаются и объясняются. А вот есть желающие если не изучить, то хотя бы достоверно зафиксировать такие чудеса? 

6

Кажется, главное терапевтическое средство и метод коррекции аутизма в нашем классе – это электрический чайник и печеньки. Уходят стойкие пищевые стереотипии (например, у одного мальчика был рвотный рефлекс при виде столовой) и самые неудобные аффекты. На переменках все желающие могут попить чайку, скушать вкусненькое и полежать на диване (впрочем, полежать можно не только на переменках). Серьёзно: комфортная, безопасная и предсказуемая среда помогает ребёнку с аутизмом учиться не меньше, чем признанные технологии ТЕАССН и АВА. Нет необходимости выстраивать аутистическую защиту – значит, не надо игнорировать эту трескучую и назойливую мебель с ногами (то бишь нас), по которой так удобно лезть в шкаф с конфетами. Появляется главное – настоящая, не заученная по опорным картинкам, коммуникация хитрющих личностей.

Примерно то же и с родителями: на фоне вишневого торта конфликты с педагогами и родителями других учеников кажутся вполне разрешимыми. За чаем у нас проходят родительские собрания, обсуждение динамики развития и первичные консультации. Еще в Средней Азии чайхана как раз была тем местом, где встречались с путешественниками и учёными, обсуждали последние новости или просто неспешно беседовали. Такой режим работы и предлагаем. 

Продолжение следует.

 

Уважаемые педагоги, мы приглашаем вас делиться с нами и с другими коллегами вашими мыслями, находками и идеями относительно инклюзивного образования. В любом объеме и любой форме, понятной человеку, читающему по-русски. Иногда это помогает лучше, чем пособия и методические указания.

Фото: Наталья Львова

Анонсы