Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Подписка на новости
Заполнив данную форму, вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных

В Надзорненском ПНИ Ставропольского края уже много лет проживает человек с ментальной инвалидностью. Ставицкий Ю.М. ранее был признан судом недееспособным по заявлению своей матери, которая считает, что таким образом будет лучше обеспечена защита его прав и интересов, поскольку сам Юрий в силу признания его судом недееспособным и ранее проявлял асоциальное поведение – из-за социальной дезадаптации и имеющегося психического заболевания. Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения.

С тех пор Юрий достиг больших успехов в адаптации, в том числе, многое узнал о своих правах и способах их защиты. В итоге он решил, что способен отстоять свою свободу, чтобы в дальнейшем жить самостоятельно.

Весной 2013 года Юрий ходатайствовал в суде о признании своей дееспособности. Юридическую помощь ему оказывал специалист СГООИ «Вольница» Перепадя С. М. За время лечения состояние заявителя в значительной мере стабилизировалось. Об этом можно судить уже по тому, что в «Вольницу» он обратился сам, осознавая существование проблемы и желая решить ее. В связи с этим возникают резонные сомнения, что к заявителю применима характеристика «не может понимать значения своих действий или руководить ими».

К разочарованию заявителя и его представителя, суд Кочубеевского района Ставропольского края, который рассматривал это дело, отказал в удовлетворении заявления о признании дееспособным Юрия. Ключевым основанием для отказа послужили результаты судебно-психиатрической экспертизы (СПЭ), которая была назначена судом по делу в соответствии со ст. 283 ГПК. Не затрагивая вопросы объективности СПЭ, которая была в значительной степени подвержена давлению со стороны администрации ПНИ и врача-психиатра, работающего там, которые писали резко отрицательные характеристики своему подопечному, сопровождая это разного рода подробностями из его жизни и своей интерпретации этих событий. Нужно отметить, что по сути это было единственным основанием для отказа. В назначении независимой СПЭ заявителю было отказано по немотивированной судом причине.

Осенью 2013 года Юрий повторно подал заявление в суд, но в этот раз заявление не приняли вовсе. Судья Кочубеевского районного суда Щербаков С.А. обосновал отказ тем, что решение по аналогичному делу – по тому же предмету и по тому же основанию уже имеется.

В связи с изменениями в ст. 29, 30 ГК РФ в частности, реформированием института недееспособности в целом, а также в связи со значительным улучшением состояния здоровья, осенью 2015 года Юрием было подано новое аналогичное заявление, а в обосновании указали на имеющееся улучшение состояния психического здоровья и изменение правового регулирования института недееспособности. Однако судья Кочубеевского районного суда Щербаков С.А. вновь опять отказал с той же формулировкой. Указанные в данном заявлении новые обоснования судья, видимо, счел недостаточными. А между тем, они весомы. Во-первых, в связи с изменениями в законодательстве – в первую очередь, в ст. 29, 30 ГК РФ – был реформирован институт недееспособности. Во-вторых, в состоянии здоровья заявителя наблюдались существенные улучшения. Однако судья счет важным лишь предыдущие решения.

На отказ суда была подана частная жалоба в Судебную коллегию по гражданским делам Ставропольского краевого суда. В ней Юрий указывает на многочисленные нарушения, допущенные судом:

 – Нарушение норм процессуального права.

Отказывая в принятии заявления, поданного мною в порядке ст. 286 ГПК РФ, суд сослался на п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, так как, по мнению уважаемого суда, уже имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами о том же предмете и по тем же основаниям.

Решение действительно имеется, датируется 06 марта 2013 года.

Возможно, применение указанной нормы – ст. 134 ГПК РФ было бы допустимо при наличии какого-либо спора, но в моем заявлении о признании меня дееспособным нет спора о праве. Заявление было мною подано в порядке особого производства, а не искового. Поэтому положения ст. 134 ГПК РФ в данной ситуации не применимы.

 – Нарушение норм материального права.

Во-вторых, суд в обжалуемом определении указал на предмет заявления. Возможно в этой части суд прав, предмет действительно тот же, признание гражданина дееспособным.

Однако основания другие.

В моем заявлении указано, что с марта 2015 года вступили в силу поправки в ГК РФ, введенные Федеральным законом от 30.12.2012 N 302-ФЗ (ред. от 04.03.2013) «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». В своем заявлении я, говоря об улучшении состояния собственного здоровья, оценить которое суд не может и не имеет права, при принятии решения о принятии заявления в порядке особого производства о признании гражданина недееспособным, ссылаюсь на положения ч. 3 ст. 29 ГК РФ, в соответствии с которой при развитии способности гражданина, который был признан недееспособным понимать значение своих действий или руководить ими лишь при помощи других лиц, суд признает такого гражданина ограниченно дееспособным в соответствии с пунктом 2 статьи 30 настоящего Кодекса.

При восстановлении способности гражданина, который был признан недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими, суд признает его дееспособным.

На основании решения суда отменяется установленная над гражданином опека и в случае признания гражданина ограниченно дееспособным устанавливается попечительство.

Тогда как прежде действовавшая ч. 3 ст. 29 ГК РФ содержала в себе следующее:

«3. Если основания, в силу которых гражданин был признан недееспособным, отпали, суд признает его дееспособным. На основании решения суда отменяется установленная над ним опека.»

Полагаю, это не только новые основания, это новое правовое регулирование, и отрицать это невозможно.

Вопрос об оценке состояния здоровья, возможности понимать значение своих действий или руководить ими ставиться перед соответствующими экспертами в судебном процессе. Но как может суд на стадии принятия решения о принятии заявления к производству дать оценку состоянию моего здоровья, при этом утверждая, что указанные в моем заявлении доводы не являются основанием для очередного рассмотрения заявления о признании меня дееспособным?

По поводу очередности ситуация также не понятна, поскольку законодательство РФ не предусматривает никакой очередности рассмотрения дел о признании гражданина недееспособным, а также не существует никаких временных рамок для обращения с подобными заявлениями в суд. Единственный в данном случае критерий – это восстановление способности гражданина понимать значение своих действий и руководить ими, установленный ч. 3 ст. 30 ГК РФ.

Также в частной жалобе представитель указал на ст. 12 Конвенции ООН о правах инвалидов и на ст. 47 Конституции РФ – Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Частная жалоба будет рассмотрена 16 февраля 2016 г.

Отдельного упоминания стоят поведения и действия администрация ПНИ, которая в силу закона является опекуном недееспособного Юрия и, вследствие этого, должна предпринимать меры по защите прав и законных интересов своего подопечного. Между тем, все действия администрации ПНИ и его директора имеют своей целью противодействовать попыткам своего подопечного восстановить свою дееспособность. Между тем, согласно ч. 3 ст. 36 ГК РФ «опекуны и попечители заботятся о развитии (восстановлении) способности гражданина, дееспособность которого ограничена вследствие психического расстройства, или гражданина, признанного недееспособным, понимать значение своих действий или руководить ими». Но, несмотря на требования закона, все попытки доверенного лица Юрия наладить сотрудничество с администрацией ПНИ в лице его директора Браткова Владимира Николаевича или получить какую-либо поддержку в вопросе восстановлении дееспособности их подопечного наталкивались на глухую стену непонимания и даже откровенное противодействие. Директор Надзорненского ПНИ не скрывает своей позиции по данному вопросу – Юрий должен оставаться недееспособным, так как это отвечает его интересам его матери. Позиция директора-опекуна обосновывается им следующим образом: «в случае восстановлении дееспособности может пострадать пожилая мать Юрия, которая наложит на себя руки, если Юра выпишется из интерната», а также наверняка пострадает группа неизвестных лиц соседей по прежнему месту жительства Юрия, и почему-то директора какого-то рынка, где Юра «промышлял» испрашиванием милостыни. Директор ПНИ, с его же слов, самолично общался с каждым их этих потенциальных «жертв» Юрия из социума. Таким образом, опекун Юрия готов всеми силами защищать их интересы от своего «заслуживающего тюрьму» (по мнению директора) подопечного.

Позиция Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае ясна – решение суда об отказе в принятии заявления о признании дееспособным является нарушением прав Юрия, в частности права на судебную защиту. Мнение Уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае будет донесена до судебной коллегии краевого суда представителем Юрия при рассмотрении частной жалобы.

Таким образом, в силу имеющегося у судьи Щербакова С.А. весьма странного понимания положений ГК и ГПК РФ, Юрий и его представитель натолкнулись на серьезное препятствие при попытке реализовать права Юрия на восстановление дееспособности, предусмотренного законодательством РФ, а также ст. 12 Конвенции ООН о правах инвалидов.

Нельзя не отметить еще один важный аспект в данном деле. Как известно науке, «здоровье — это целостное многомерное динамическое состояние (включая его позитивные и негативные показатели), которое развивается в условиях конкретной социальной и экологической среды и позволяет человеку осуществлять его биологические и социальные функции».

Здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов. Это определение приводится в Преамбуле к Уставу Всемирной организации здравоохранения, принятому Международной конференцией здравоохранения, Нью-Йорк, 19-22 июня 1946 г.; подписанному 22 июля 1946 г. представителями 61 страны (Official Records of the World Health Organization, no. 2, p. 100) и вступившему в силу 7 апреля 1948 г. С 1948 г. это определение не менялось.

Таким образом, Кочубеевский районный суд по данному делу своим алогичным решением не только нарушил номы ГК и ГПК РФ (неправильно применил), но и фактически признал психическое здоровье гражданина неизменной константой. Признал константой то, что по мнению ученного сообщества является многомерным динамическим состоянием. Причем без привлечения каких-либо специалистов или экспертов

В случае, если судебная коллегия удовлетворит их частную жалобу и дело будет снова рассматриваться в Кочубеевском районном суде, главным вопросом станет СПЭ. Представитель Юрия, юрист Перепадя Сергей Михайлович надеется добиться проведения экспертизы не в краевой психиатрической больнице, предвзятое мнение экспертов которых известен им заранее, а хотя бы в аналогичном учреждении соседнего Краснодарского края или Ростовской области. Не отрицается и возможность проведения СПЭ в клинике Сербского. 

Анонсы

Бесплатные консультации по Skype

Каждую среду юристы РООИ «Перспектива» проводят бесплатные юридические консультации по Skype

Подробнее