Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Осенью 2013 года (2-13 сентября) состоялась 10 сессия работы Комитета по правам людей с инвалидностью – органа, уполномоченного согласно Конвенции о правах людей с инвалидностью рассматривать доклады от государств-участников о мерах, принятых для осуществления ими своих обязательств по Конвенции, и о прогрессе, достигнутом в этом отношении.

По итогам работы 10 сессии был разработан проект Замечаний общего порядка по статье 12 Конвенции о правах людей с инвалидностью.

Мы перевели вышеназванный документ на русский язык и предлагаем всем заинтересованным лицам ознакомиться с ним, так как считаем его важным с точки зрения прав людей с ментальными нарушениями.

Комитет по правам людей с инвалидностью
Проект
Замечания общего порядка по статье 12 Конвенции о правах людей с инвалидностью
Равенство перед законом
Принят на 10 сессии Комитета (2 - 13 Сентября 2013 г.)

Обоснование необходимости замечаний

1. Право на равенство перед законом – это основополагающий принцип защиты прав человека и необходимое условие для реализации других прав человека. Всеобщая Декларация Прав Человека 1948 г., Международный Пакт о *Гражданских и Политических Правах гарантируют право на равенство перед законом отельной статьей. Статья 12 Конвенции о Правах людей с инвалидностью содержит дальнейшее уточнение содержания данного гражданского права с особым вниманием к сферам, в которых люди с инвалидностью были традиционно лишены данного права. Она не предоставляет людям, имеющим инвалидность, новых прав, а лишь описывает необходимые условия для обеспечения права на равенство перед законом для людей с инвалидностью наравне с другими.

2. В связи с чрезвычайной важностью данной статьи настоящий Комитет предоставляет интерактивную площадку для обсуждения вопросов правоспособности. Исходя из этих полезных обсуждений содержания статьи 12, в которых приняли участие эксперты, государства-участники, организации людей с инвалидностью, некоммерческие организации, органы, занимающиеся мониторингом международных договоров, национальные институты по правам человека и другие учреждения ООН, Комитет счел необходимым предоставить дальнейшие разъяснения в данных замечаниях общего порядка.

3. В процессе рассмотрения первоначальных докладов государств-участников, представленных на настоящий момент, Комитет обнаружил общее неправильное понимание точного содержания обязательств государств-участников, закрепленных в статье 12. До сих пор наблюдается непонимание того, что подход к инвалидности с точки зрения прав человека предусматривает замену модели, при которой решения принимаются другим лицом на модель, основанную на оказании поддержки при принятии решений. Целью настоящего замечания общего порядка является рассмотрение обязательств государств, вытекающих из различных положений статьи 12. В данном замечании общего порядка отражена интерпретация статьи 12, вытекающая из основных принципов Конвенции о Правах Людей с инвалидностью, описанных в ст. 3, включая уважение присущего человеку достоинства, его личной самостоятельности, включая свободу делать свой собственный выбор, и независимости; не дискриминацию; полное и эффективное вовлечение и включение в общество; уважение особенностей людей с инвалидностью и их принятие в качестве компонента людского многообразия и части человечества; равенство возможностей; доступность; равенство мужчин и женщин; уважение развивающихся способностей детей с инвалидностью и уважение права детей с инвалидностью сохранять свою индивидуальность.

4. В соответствии с ВДПЧ, МПГПП, КПИ право на равенство перед законом действует везде и всегда. Другими словами международное законодательство прав человека не предусматривает обстоятельств, при которых человек может быть лишен права на равенство перед законом, и обстоятельств, при которых данное право может быть ограничено. Данное положение подтверждается статьей 4.2 МПГПП, которая предусматривает, что отступления от выполнения обязательств в отношении данного права не допускаются даже в условиях чрезвычайного положения. И хотя Конвенция о Правах Людей с инвалидностью специально не предусматривает запрета от отступления от обязательств в отношении данного права, статья 4.2. МПГПП уже предоставляет такую защиту в соответствии со статьей 4 (4) КПИ, в которой сказано, что положения КПИ не отступают от существующих положений международного права.

6. Право на равенство перед законом также закреплено в других международных и региональных договорах о правах человека. Статья 15 Конвенции о Ликвидации Всех Форм Дискриминации в Отношении Женщин, гарантирует женщинам равенство перед законом и требует признания правоспособности женщин наравне с мужчинами, в том числе способность заключать договоры, управлять имуществом и осуществлять свои права в системе правосудия. Ст. 3 Африканской Хартии Прав Человека и Народов гарантирует право на равенство перед законом и равную защиту со стороны закона; ст. 3 Американской Конвенции о Правах Человека закрепляет право на правосубъектность и требует признания данного права для каждого человека.

7. Государства-участники должны всесторонне изучить все сферы законодательства для обеспечения того, чтобы люди с инвалидностью не ограничивались в своей право - и дееспособности наравне с другими. Исторически сложилось так, что люди с инвалидностью подвергались дискриминации в отношении право- и дееспособности в разных сферах с помощью режимов, предусматривающих принятие решений другим лицом, таких, как опека, законы о психиатрической помощи, позволяющие принудительное лечение и др. Для восстановления полной право- и дееспособности людей с инвалидностью наравне с другими, такие практики должны быть отменены.

8. Статья 12 подтверждает постоянную презумпцию полной право- и дееспособности для всех людей с инвалидностью. Вследствие предрассудков многие группы на протяжении истории были лишены право- и дееспособности, в том числе женщины (в особенности, состоящие в браке), этнические меньшинства. Тем не менее, люди с инвалидностью остаются группой людей, которым наши правовые системы чаще всего отказывают в право- и дееспособности. Право на равенство перед законом предусматривает, что право- и дееспособность – это универсальный атрибут, принадлежащий лицам в силу того, что они люди, и в том числе людям с инвалидностью наравне с другими. Право- и дееспособность является необходимым условием для реализации экономических, социальных и культурных прав. Она приобретает важнейшее значение при принятии решений, принимаемых людьми с инвалидностью в таких сферах как здравоохранение, образование и занятость. Лишение право- и дееспособности людей с инвалидностью нередко приводило к лишению и других фундаментальных прав, включая право голосовать, право вступать в брак и создать семью, право иметь детей, родительские права, право давать согласие на интимные отношения и медицинское вмешательство и право на свободу.

9. Все люди с инвалидностью, включая людей с физическими, психическими, умственными и сенсорными нарушениями, могут быть затронуты лишением право- и дееспособности и заменой лица, принимающего решения, однако лица с когнитивными и психо-социальными нарушениями были и есть той группой, которая в наибольшей степени подвергается лишению право- и дееспособности и замене лица, принимающего решения. Комитет вновь подтверждает, что статус человека как человека с инвалидностью или наличие у него определенного нарушения, включая физические или сенсорные нарушения, никогда не может быть основанием для лишения право- и дееспособности и других прав, предусмотренных статьей 12. Любые практики, целью или результатом которых является нарушение статьи 12, должны быть устранены для обеспечения восстановления полной право- и дееспособности людей с инвалидностью наравне с другими.

Нормативное содержание ст. 12

Статья 12.1
10. Статья 12 (1) подтверждает право людей с инвалидностью на равенство перед законом. Это гарантирует, что каждый человек рассматривается в качестве субъекта права, что является основой признания право- и дееспособности.

Статья 12.2
11. Статья 12(2) признает, что люди с инвалидностью обладают право- и дееспособностью наравне с другими во всех сферах жизни. Право- и дееспособность включает как способность иметь права (правоспособность), так и способность их реализовывать своими действиями в соответствии с законом (дееспособность). Способность иметь права предоставляет лицу возможность полной защиты его прав в правовой системе, а дееспособность, т.е. способность действовать, признает человека в качестве субъекта, способного совершать действия, имеющие юридические последствия. Право на признание в качестве субъекта права также отражено в статье 12(5) Конвенции о Правах Людей с инвалидностью, которая предусматривает, что “государства-участники принимают все надлежащие и эффективные меры для обеспечения равных прав людей с инвалидностью на владение имуществом и его наследование, на управление собственными финансовыми делами, а также на равный доступ к банковским ссудам, ипотечным кредитам и другим формам финансового кредитования и обеспечивают, чтобы люди с инвалидностью не лишались произвольно своего имущества”.

12. Право- и дееспособность и умственная способность – это два разных понятия. Право- и дееспособность – это способность иметь права и обязанности и осуществлять эти права и обязанности. Это основа для значимого участия в обществе. Умственная способность относится к навыкам принятия решений лицом, такие навыки могут быть различными среди различных людей и меняться в отношении одного лица в зависимости от многих факторов, включая факторы окружающей среды и социальные факторы. Статья 12 не позволяет использовать предполагаемые или фактические недостатки умственных способностей человека в качестве оснований для лишения его право- и дееспособности.

13. В большинстве докладов государств-участников, рассмотренных на данный момент Комитетом, понятия право- и дееспособности и умственной способности были объединены. Таким образом, в ситуации, когда у человека нарушены навыки принятия решений, в частности, в силу умственных или психосоциальных нарушений как следствие он лишается право- и дееспособности (способности принимать решения). Это может быть сделано на основании диагноза инвалидности (статусный подход), когда человек принимает решение, которое с точки зрения других будет иметь негативные последствия (подход, основанный на результате), или когда навыки принятия решений человека нарушены (функциональный подход). Во всех таких подходах инвалидность человека или его предполагаемая способность принимать решения признаются основаниями для лишения его право- и дееспособности и понижения его статуса перед законом.

Статья 12 не позволяет такого дискриминационного лишения право- и дееспособности, а вместо этого требует предоставления поддержки при реализации право- и дееспособности.

Статья 12.3
14. Статья 12 (3) признает право людей с инвалидностью на поддержку в реализации право- и дееспособности. Государства не должны лишать право- и дееспособности, а вместо этого должны предоставлять доступ к поддержке, которая может быть необходима при принятии решений, имеющих юридические последствия.

15. Поддержка в осуществлении право- и дееспособности должна основываться на уважении прав, воли и предпочтений человека с инвалидностью и никогда не выражаться просто в замене лица, принимающего решения. Статья 12(3) не описывает способы поддержки, которая должна быть предоставлена. Поддержка – это широкий термин, способный включить неформальные и формальные механизмы, а также поддержку различных видов и интенсивности. Например, человек с инвалидностью может выбрать одного или нескольких доверенных лиц для помощи ему в реализации право- и дееспособности в отношении различных решений или может использовать другие формы поддержки, такие, как взаимную поддержку, защиту прав и интересов (включая помощь в самостоятельной защите интересов), или коммуникативная поддержка. Поддержка реализации право- и дееспособности людей с инвалидностью может включать меры универсального дизайна и доступности, например, обязанности по предоставлению понятной информации частными и публичными организациями, такими, как банки и другие финансовые учреждения для того, чтобы человек с инвалидностью мог реализовать свое право на открытие банковского счета, вступление в договоры или совершение других сделок. Поддержка также может включать создание, развитие и признание различных, в том числе нетрадиционных методов общения, особенно в отношении людей, использующих невербальные способы общения для того, чтобы они могли выразить свою волю и предпочтения.

16. Способ и интенсивность желаемой поддержки будут существенно отличаться для разных людей с инвалидностью в связи с их большим разнообразием. Это соответствует Статье 3 (D) КПИ, которая закрепляет уважение особенностей людей с инвалидностью и их принятие в качестве компонента людского многообразия и части человечества в качестве общего принципа Конвенции. Личную самостоятельность и способность людей с инвалидностью принимать решения необходимо уважать даже в кризисных ситуациях.

17. Некоторым людям с инвалидностью достаточно только признания их право- и дееспособности наравне с другими (Статья 12(2)). Они могут решить не пользоваться поддержкой, о которой говорится в статье 12(3).

Статья 12.4
18. Статья 12(4) описывает защитные меры, которые должны присутствовать в системе поддержки реализации право- и дееспособности. Статья 12(4) должна быть прочитана как часть всей статьи 12 и всей Конвенции. Она требует от государств создания надлежащих и эффективных мер защиты для реализации право- и дееспособности. Основной целью таких мер должно быть обеспечение индивидуальных прав, воли и предпочтений лица. Для того чтобы этого достичь, меры защиты должны охранять от злоупотреблений.

Статья 12.5
19. Статья 12(5) требует от государств принятия законодательных и других мер (административных, судебных и других практических) для обеспечения людям с инвалидностью равных прав в отношении финансовых и экономических вопросов. На основе медицинской модели инвалидности, люди с инвалидностью традиционно были лишены доступа к финансам и собственности. Данной подход, лишающий право и дееспособности в отношении финансовых вопросов, должен быть заменен поддержкой осуществления право и дееспособности в соответствии со статьей 12(3). Инвалидность, как пол человека, не может быть основой для дискриминации в данной сфере.

Обязательства Государств-участников

20. Государства-участники обязаны соблюдать, защищать и исполнять право на равенство перед законом людей с инвалидностью. В связи с этим Комитет рекомендует государствам воздерживаться от любых действий, нарушающих право людей с инвалидностью на равенство перед законом. Они также должны предпринимать меры по предотвращению вмешательства в возможность реализации прав человека людьми с инвалидностью, включая право на равенство перед законом, со стороны негосударственных организаций и частных лиц. Одной из целей поддержки реализации право- и дееспособности является развитие у людей с инвалидностью уверенности и навыков таким образом, чтобы они могли при желании в будущем это делать с меньшей поддержкой. Государства–участники обязаны обучать людей, получающих поддержку, чтобы они могли решить, когда им нужна меньшая поддержка или когда ее не нужно вовсе.

21. Для признания универсального характера право- и дееспособности, когда все физические лица, независимо от инвалидности или навыков принятия решений по своей природе обладают право- и дееспособностью, государства должны отменить возможность лишения право- и дееспособности, цель или результат которых дискриминируют по признаку инвалидности (Конвенция о Правах Людей с инвалидностью, Статья 2 совместно со статьей 5). Системы, лишающие право- и дееспособности на основе статуса инвалидности, противоречат статье 12, поскольку они являются дискриминационными. Они разрешают установление режима замены лица, принимающего решения, только на основе того, что у человека есть определенный диагноз. Также функциональные тесты интеллектуальных способностей или подход, основанный на результате, приводящие к лишению право- и дееспособности, нарушают статью 12, в том случае, если они дискриминационны или в гораздо большей степени затрагивают право людей с инвалидностью на равенство перед законом.

22. Данный Комитет неоднократно заявлял в заключительных замечаниях по статье 12 о том, что государства должны пересмотреть законодательства, позволяющие установление опеки или попечительства, и принять меры по разработке законов и правил, заменяющих режимы, основанные на замене лица, принимающего решения, режимами поддержки в принятии решений, которые уважают личную самостоятельность человека с инвалидностью и его предпочтения.

23. Режимы замены лица, принимающего решения, бывают разными: включая полную опеку, лишение дееспособности судом, частичную опеку, однако, все они обладают общими характеристиками. Режимы, основанные на замене лица, принимающего решения, можно определить как системы, при которых: 1) лицо лишается право- и дееспособности даже, если это осуществляется в отношении одного решения; 2) лицо, принимающее решение за человека, назначается не им самим, а кем-то другим, и это может быть сделано против воли данного человека; 3) любое решение, принятое лицом, принимающим решения за другого, должно основываться на предполагаемом объективном интересе человека, за которого принимается решение, а не его воле и предпочтениях.

24. Обязательство замены режимов, при которых решения принимаются другим лицом, на режимы поддержки в принятии решений требует как отмены режимов замены лица, принимающего решения, так и развития альтернативы, при которой оказывается поддержка в принятии решений. Развитие системы поддержки в принятии решений параллельно с сохранением режимов замены лица, принимающего решения, недостаточно для исполнения обязательств по ст. 12.

25. Режим поддержки в принятии решений – это кластер различных способов поддержки, в основе которых лежит воля и предпочтения лица и уважение прав человека. Такие режимы должны предоставлять защиту всех прав, включая права, связанные с личной самостоятельностью (правосубъектность, право на равенство перед законом, право выбирать место жительства и т. д), права, связанные с защитой от насилия и жестокого обращения (право на жизнь, право на личную неприкосновенность). В то время как режимы поддержки могут принимать различные формы, все они должны соответствовать некоторым основным характеристикам для соответствия со ст. 12, включая следующие:

A. Поддержка в принятии решений должна быть доступна всем. Степень величины потребности в поддержке, особенно когда потребности велики, не должна быть барьером для получения поддержки в принятии решений.

B. Все формы поддержки, включая более интенсивные формы поддержки, должны основываться на воле и предпочтениях лица, а не на предполагаемых объективных интересах лица.

С. Способ общения лица не должен быть барьером для получения поддержки в принятии решений, даже тогда, когда формат общения не является традиционным и может быть понят только небольшим количеством людей.

D. Правовое признание лица, поддерживающего в принятии решений, которое формально выбрано человеком, должно быть доступно, и государства обязаны содействовать созданию возможности такой поддержки, особенно для людей, которые изолированы и не могут получить поддержку, естественно возникающую в обществе. Это должно включать механизмы, при которых третье лицо может удостоверить личность помощника, а также возможность для третьих лиц оспорить решение, принимаемое таким помощником, если, по их мнению, помощник не действует в соответствии с волей и предпочтениями лица.

Е. Для соответствия требованиям статьи 12 (3) о предоставлении доступа к поддержке государства-участники должны обеспечить предоставление такой поддержки бесплатно или за небольшие деньги. Отсутствие финансовых ресурсов не должно быть препятствием для получения поддержки в реализации право- и дееспособности.

F. Поддержка при принятии решений не должна использоваться в качестве основания для ограничения других фундаментальных прав лица с инвалидностью. Это особенно касается права голосовать, права вступать в брак или однополое партнерство, создавать семью, репродуктивных прав, родительских прав, права давать согласие на интимные отношения и медицинское вмешательство, а также свободы.

G. Человек с инвалидностью должен иметь право отказаться от поддержки, прекратить или изменить поддержку в любое время по своему усмотрению.

H. Должны существовать меры защиты в отношении всех процессов, связанных с право- и дееспособностью и поддержкой в ее реализации. Целью таких мер должно быть обеспечение уважения воли и предпочтений лица.

26. Право на равенство перед законом исторически является гражданским и политическим правом и вытекает из положений МПГПП, поэтому права, предусмотренные статьей 12, вступают в силу с момента ратификации. Государства-участники обязаны предпринимать шаги для немедленной реализации прав, предусмотренных статьей 12, включая право на поддержку при реализации право- и дееспособности. Доктрина о постепенной реализации (Статья 4.(4)) к право- и дееспособности не относятся.

Взаимодействие статьи 12 с другими положениями Конвенции

27. Признание право- и дееспособности также неразрывно связано с реализацией многих других прав человека, содержащихся в Конвенции о Правах Людей с инвалидностью, включая, право на доступ к правосудию (статья 13), на свободу от принудительного содержания в психиатрическом учреждении и принудительного психиатрического лечения (статья 14), уважение к физической и психической целостности (статья 17), свободу передвижения и гражданства (статья 18), право выбирать, где и с кем жить (статья 19 КПИ), свобода выражения мнения (статья 21), право вступать в брак и основывать свою семью (статья 23 КПИ), право дать согласие на лечение (статья 25 КПИ), а также избирать и быть избранным (статья 29 КПИ). Без признания лиц в качестве субъектов права возможность человека иметь, реализовывать и защищать данные права, а также другие права, предусмотренные настоящей Конвенцией, существенно ограничивается.

Статья 5 Равенство и недискриминация
28. Для достижения равенства перед законом физические лица не должны дискриминироваться в право- и дееспособности. Статья 5 Конвенции о Правах Людей с инвалидностью гарантирует, что все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту закона. Она также запрещает любую дискриминацию по признаку инвалидности. В статье 2 КПИ дискриминация определяется как "любое различие, исключение или ограничение по причине инвалидности, целью или результатом которого является умаление или отрицание признания, реализации или осуществления наравне с другими всех прав человека и основных свобод". Лишение право- и дееспособности, целью или результатом которых является нарушение права людей с инвалидностью на равенство перед законом, нарушают положения ст. 5 и ст. 12 Конвенции. В связи с некоторыми обстоятельствами государства могут ограничивать право- и дееспособность физических лиц, например, в связи с банкротством или отбыванием наказания за уголовное преступление. Право на равенство перед законом и свободу от дискриминации требует, чтобы, в случаях, когда государствам разрешено ограничивать право- и дееспособность физических лиц, это осуществлялось в силу одних и тех же оснований для всех. Такими основаниями не могут быть личные качества человека, такие как пол, раса или инвалидность, а также целью и результатом не может быть отличное обращение в отношении какой-либо из данных групп.

29. Свобода от дискриминации в признании право- и дееспособности обеспечивает восстановление личной самостоятельности и уважения человеческого достоинства в соответствии с принципом, закрепленным в ст. 3 (А) КПИ. Право- и дееспособность чаще всего необходимы для осуществления свободы делать свой собственный выбор. Независимость и самостоятельность подразумевают право на юридическое признание решений, принятых человеком. Потребность в поддержке и разумном приспособлении при принятии решений не могут быть основой для постановки право- и дееспособности под сомнение. Уважение особенностей и принятие людей с инвалидностью как части человеческого многообразия и части человечества (статья 3 (D)) несовместимы с предоставлением право- и дееспособности на основе ассимиляции.

30. Недискриминация включает право на разумное приспособление в реализации право- и дееспособности (статья 5 (3)). Статья 2 определяет разумное приспособление как внесение, когда это нужно в конкретном случае, необходимых и подходящих модификаций и коррективов, не становящихся несоразмерным или неоправданным бременем, в целях обеспечения реализации или осуществления людьми с инвалидностью наравне с другими всех прав человека и основных свобод. Право на разумное приспособление для реализации право- и дееспособности является отдельным от права на поддержку для осуществления право- и дееспособности и дополняет его. Государства обязаны вносить необходимые изменения или модификации, позволяющие людям с инвалидностью осуществлять право- и дееспособность, если такие изменения не являются несоразмерным или неоправданным бременем. Это может включать, но не ограничивается: доступ к основным зданиям, таким, как суды, банки, офисы социальных служб, участки для голосования и т.д.; доступную информацию о решениях, имеющих юридические последствия, услуги личных помощников. Право на поддержку в реализации право- и дееспособности не может быть ограничено концепцией несоразмерного или неоправданного бремени. Государства-участники имеют абсолютное обязательство обеспечить поддержку при реализации право- и дееспособности.

Статья 6 Женщины, имеющие инвалидность
31. Статья 15 Конвенции о Ликвидации Всех Форм Дискриминации в Отношении Женщин восстанавливает правоспособность женщин на равной основе с мужчинами, признавая, что признание правоспособности является неотъемлемой частью права на равенство перед законом. Пункт 2 гласит: "Государства-участники предоставляют женщинам одинаковую с мужчинами гражданскую правоспособность и одинаковые возможности ее реализации. Они, в частности, обеспечивают им равные права при заключении договоров и управлении имуществом, а также равное отношение к ним на всех этапах разбирательства в судах и трибуналах". Это положение относится ко всем женщинам, в том числе к женщинам, имеющим инвалидность. КПИ признает в статье 6, что женщины с инвалидностью могут подвергаться множественной и межсекторной дискриминации по причине пола и инвалидности. Например, женщины с инвалидностью чаще других подвергаются принудительной стерилизации, они часто лишены возможности контроля за своим репродуктивным здоровьем и возможности принятия решений (в том числе в сфере сексуальных отношений из-за презумпции их неспособности давать согласие на такие отношения). В некоторых юрисдикциях режимы замены лица, принимающего решения, применяются к женщинам в гораздо большей степени, чем к мужчинам. Поэтому особенно важно еще раз отметить, что правоспособность женщин с инвалидностью должна быть признана наравне с другими.

Статья 7 Дети с инвалидностью
32. Статья 12 защищает равенство перед законом всех лиц, независимо от возраста. Конвенция также признает развивающиеся способности детей в статье 7 (2 и 3), в которой сказано, что «во всех действиях в отношении детей с инвалидностью первоочередное внимание уделяется высшим интересам ребенка». В целях соответствия требованиям ст. 12 государства должны пересмотреть свое законодательство для обеспечения уважения к воле и предпочтениям детей с инвалидностью наравне с детьми без инвалидности.

Статья 9 Доступность
33. Права в статье 12 тесно связаны с правом на доступность в статье 9, потому что право на равенство перед законом необходимо людям с инвалидностью для возможности вести независимую жизнь и наиболее полно участвовать во всех аспектах жизни общества. Право на доступность гарантирует выявление и устранение барьеров при использовании материальной среды и услуг, предоставляемых всему населению. Поскольку данные барьеры включают в себя признание право- и дееспособности, право на доступность взаимосвязано, а иногда и зависимо от возможности осуществления права на право- и дееспособность. Государства должны пересмотреть свои законодательства и практики для обеспечения реализации как права на право- и дееспособность, так и права на доступность.

Статья 13 Доступ к правосудию
34. Государства-участники должны обеспечить людям с инвалидностью доступ к правосудию на равной основе с другими. Признание право- и дееспособности во многих отношениях необходимо для реализации права на доступ к правосудию. Люди с инвалидностью должны быть признаны в качестве субъектов права и иметь равные процессуальные права в судах и трибуналах, для того, чтобы требовать исполнения своих прав и обязанностей на равной основе с другими. Государства должны также обеспечить людям с инвалидностью доступ к представительству со стороны юристов наравне с другими. Эта проблема, выявленная во многих юрисдикциях, должна быть устранена, в том числе путем обеспечения возможности оспорить лишение или ограничение право- и дееспособности непосредственно для лица, в отношении которого принято такое решение самостоятельно или с помощью юридического представительства и защищать другие права в суде. Часто люди с инвалидностью не имели доступа к ключевым ролям в системе правосудия, в том числе возможность быть юристом, судьей, свидетелем или присяжным заседателем.

35. Полиция, социальные работники и службы должны быть обучены признавать людей с инвалидностью в качестве полноправных граждан и придавать такое же значение жалобам и заявлениям от людей с инвалидностью как от людей без инвалидности. Это требует обучения и просвещения сотрудников данных важных профессий. Людям с инвалидностью также должна быть предоставлена юридическая возможность давать показания наравне с другими. Статья 12 гарантирует поддержку при реализации правоспособности, в том числе при реализации права давать показания в судебных, административных и других юридических разбирательствах. Такая поддержка может принимать различные формы, включая признание различных методов общения, использование показаний на видео в определенных случаях, процессуальные изменения и другие вспомогательные методы. Сотрудники органов судебной системы должны быть обучены и информированы об обязанности уважать правосубъектность людей с инвалидностью, включая их право- и дееспособность.

Статьи 14 и 25 Свобода и согласие
36. Уважение право- и дееспособности наравне с другими включает уважение права людей с инвалидностью на свободу и личную неприкосновенность. Постоянно существует проблема лишения инвалидов дееспособности и содержания их в закрытых учреждениях против их воли, либо без попыток получения согласия вообще или по согласию другого лица, принимающего решения за человека с инвалидностью. Такие практики являются незаконным лишением свободы и противоречат положениям статей 12 и 14. Государства-участники должны воздержаться от подобных практик. Государствам рекомендуется создать механизм пересмотра дел людей, имеющих инвалидность, помещенных в интернатные учреждения без их согласия.

37. Право на здоровье в статье 25 включает в себя право на охрану здоровья на основе свободного и информированного согласия. Это обязывает государства-участников требовать, чтобы все медицинские работники (в том числе и психиатры) получали свободное и информированное согласие людей с инвалидностью. Это обязательство вместе с правом на признание право- и дееспособности обязывает государства воздерживаться от предоставления возможности третьим лицам давать такое согласие от имени людей с инвалидностью. Все медицинские работники должны консультироваться непосредственно с человеком с инвалидностью и в силу своих возможностей обеспечивали, недопустимость чрезмерного влияния помощников и других лиц, оказывающих поддержку на решения людей с инвалидностью или принятия решений помощниками за человека с инвалидностью.

Статьи 15, 16, и 17 Уважение личной целостности и свобода от пыток, насилия, эксплуатации и надругательств.
38. Как было установлено в многочисленных заключительных замечаниях, принудительное лечение со стороны психиатрических и других медицинских работников является нарушением права на равенство перед законом и ущемляет права на личную целостность (статья 17), свободу от пыток (статья 15), и свободу от насилия, эксплуатации и надругательств (статья 16). Такие практики отрицают правоспособность в отношении выбора медицинского лечения и соответственно являются нарушением статьи 12. Вместо них государства должны обеспечить доступ к поддержке в принятии решений о психиатрическом и ином лечении. Политика и законодательные акты, позволяющие или предписывающие принудительное лечение, должны быть отменены. Это постоянно совершаемое нарушение закреплено законами о психиатрической помощи во всем мире, несмотря на эмпирические доказательства, свидетельствующие о его неэффективности, а также мнения людей, прошедших через систему психиатрической помощи, говорящих о боли и глубокой травме, испытанной в результате принудительного лечения. Комитет рекомендует государствам-участникам обеспечить принятие решений, связанных с физической или психической целостностью человека, только при наличии свободного и информированного согласия человека с инвалидностью.

Статья 18 Гражданство
39. Лица с инвалидностью имеют право на имя и регистрацию при рождении, как часть права на признание везде в качестве субъекта права (Статья 18.2). Государства-участники должны предпринимать все необходимые меры для обеспечения регистрации детей с инвалидностью при рождении. Это право уже содержится в Конвенции о Правах Ребенка (КПР, статья 7), однако дети с инвалидностью часто не регистрируются при рождении. Это лишает их права на гражданство, а также зачастую права доступа к услугам здравоохранения, образования, и даже может привести к безответственности за их смерть в силу отсутствия официальных записей об их существовании.

Статья 19 Самостоятельный образ жизни
40. Для полной реализации статьи 12, крайне важно, чтобы для реализации своей право- и дееспособности наравне с другими люди с инвалидностью имели возможность развивать и выражать свою волю и предпочтения. Это означает, что люди с инвалидностью должны иметь возможность самостоятельно жить в обществе, и иметь возможность выбора и контроля в повседневной жизни, как это закреплено в статье 19.

41. Толкование статьи 12 (3) в свете права на жизнь в обществе в статье 19, подразумевает, что поддержка в реализации право- и дееспособности должна предоставляться с помощью подходов, основанных на участии местного сообщества. Государства должны рассматривать местные сообщества в качестве активов и партнеров в процессе изучения методов поддержки людей с инвалидностью в реализации право- и дееспособности, что включает информирование о различных видах поддержки. Государства-участники должны признать социальные связи людей с инвалидностью и естественно сложившийся круг поддержки, включая друзей, семью, школу и др., в качестве основы для поддержки в принятии решений. Это согласуется с особым значением, придаваемым КПИ включению и вовлечению в жизнь местного сообщества.

42. Сегрегация людей с инвалидностью в интернатные учреждения по-прежнему остается широко распространенной и скрытой проблемой, нарушающей ряд положений Конвенции. Эта проблема усугубляется широко распространенной практикой лишения людей с инвалидностью право- и дееспособности, что позволяет третьим лицам давать согласие на помещение людей с инвалидностью в закрытые учреждения. Директора учреждений, где проживают люди с инвалидностью, наделяются прав

Анонсы

Бесплатные консультации по Skype

Каждую среду юристы РООИ «Перспектива» проводят бесплатные юридические консультации по Skype

Подробнее