Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Подписка на новости
Заполнив данную форму, вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных

28-летний рижанин Раймонд Смагарс стал широко известен в Латвии нынешним летом в связи с выигранным им судебным делом против Vernisazas centrs. История эта началась три года назад, когда в 2002-м его, инвалида-колясочника, не пустили в ночной клуб. Не согласившись с таким к себе отношением, Раймонд решил искать правды в суде. И нашел.

11 июля Рижский окружной суд признал, что Vernisazas centrs затронул честь и достоинство истца и допустил по отношению к нему дискриминацию. Смагарсу полагается компенсация в размере 3000 латов, а также возмещение судебных издержек в размере 106 латов.

Тот злополучный день в августе

- Итак, вы выиграли свою маленькую войну... - поздравил Телеграф Раймонда, встретившись с ним после суда.

- Война - это слишком сильно сказано, - сказал Раймонд и, помолчав, добавил: - Но должен же кто-то с абсурдом бороться. Ведь если следовать логике моих обидчиков, то недолго докатиться и до того, что блондины должны будут ходить в один клуб, высокие - в другой, толстые - в третий. Но если это общественное заведение, то любой человек имеет право в него войти, каким бы образом он ни передвигался: на костылях ли, на коляске, на своих двоих. Пора обществу понять, что мы такие же, как и все, разница лишь в том, кто как передвигается.

Эти слова Раймондом выстраданы на собственной судьбе. В августе исполнилось 8 лет, как он стал инвалидом. Роковым оказался 20-й день рождения. Неудачный прыжок в озеро надолго приковал молодого цветущего парня, любителя экстрима (скейтборд, мотоциклы) к больничной койке. Перелом шейных позвонков - штука страшная. Потом операция, корсет, пластины в шее. До сих пор.

- После операции так и не снял, - рассказывает Раймонд, - страшно еще раз под нож ложиться. Сначала врачи говорили, что на всю жизнь останусь в кровати, потом - ka Dievs nolems, ta bus ("как Бог решит, так и будет". Наверное, надо было мне им доказать, что они не совсем правы - кое-что зависит и от меня. Долгие годы доказывал. Не до конца, но доказал...

Раймонд недосказал, что он имел в виду, но в ходе нашей беседы стало понятно, что именно.

Цифра

120 000

Столько инвалидов на данный момент живет в Латвии. Десятая часть из них - колясочники...

Вход воспрещается

- В тот вечер я с друзьями решил отдохнуть. Этот клуб был первым на нашем пути. Думали, зайдем, посмотрим, что там и как. И (горький смех) меня не пустили. До этого был у меня еще один такой случай. Но он очень быстро и благополучно разрешился. Опять же не хотел меня пускать охранник, правда, не в Риге. Придумывал разные отговорки: "У тебя, - говорит, - глаза очень странные. Накурился травки, наверное?" Но все это увидел владелец клуба и сказал охраннику, чтобы тот не дурил и подумал, о чем говорит. В клуб я попал. В "Вернисаже" я тоже сказал охраннику: мол, если вы не пускаете, то, может, я поговорю с кем-то из начальства. Это ведь не частный закрытый клуб. Сюда можно всем. Но никого не дождался и разумного ответа тоже. Сказали, что не пустят и все.

Конечно, было обидно. Вечер испорчен. И не только мне. Сначала просто переживал. Но потом, уже сидя дома, смотрел телепередачу Riga on-line, в которой анализируются разные житейские ситуации, и послал им e-mail, в котором описал все случившееся. Мне сразу же ответили и были готовы снять сюжет скрытой камерой. Ведь если такое происходит один раз, то это может быть случайностью. Если два раза - это уже тенденция...

Не в деньгах счастье

- Колясочник вызвал к барьеру общественное заведение. В Латвии это первый такого рода случай борьбы с дискриминацией человека.

- Да как-то все само собой вышло. Сначала я обратился в Государственное бюро по правам человека, но на его выступление клуб не особенно отреагировал. Тогда я решил бороться более серьезными методами. Нашел адвоката, поддержали коллеги из "Апейрона", общественной организации, в которой я работаю...

- Кем работаете?

- Руковожу видеостудией. Она у нас на любительском уровне, но все же... Снимаем разного рода фильмы. Существуем за счет проектов, которые нам оплачивают. Когда не участвую в проектах, то работаю здесь как доброволец. Не всегда ведь можно трудиться только ради денег, иногда интересно делать это и ради самой идеи.

- И вот на вас свалилась куча денег. Придумали уже, что будете делать с ними?

- Три тысячи латов? Кто-то может сказать, что это огромные деньги. На самом деле это не так уж и много. Потому что лечение и реабилитация - а надо хотя бы раз в неделю ездить в реабилитационный центр и заниматься с физиотерапевтом - стоят очень больших денег. В последнее время, правда, реабилитационный центр Jana Kirsa veselibas centrs пошел навстречу и помогает мне бесплатно. Но пока не было такой возможности - платил сам. Да еще родители помогали. Но сколько же я могу у них просить деньги? Достаточно уже того, что они дали мне образование.

Надо оставаться человеком

- По профессии я краснодеревщик, до несчастного случая окончил училище и уже начал работать, - рассказывает Раймонд. - Но после травмы своим любимым делом заниматься больше не мог, пришлось приспосабливаться к новым обстоятельствам. А я хочу жить, а не существовать. И я живу! И в обществе чувствую себя нормально. Для человека, попавшего в такую ситуацию, главное - не озлобиться на весь мир и не искать виноватых. Взаимоотношения инвалида и общества, на мой взгляд, зависят от того, как сам инвалид себя в нем видит. Я считаю, что каждый человек по мере сил и возможностей должен работать. Не сидеть дома с мыслью: у меня есть пособие, и ладно. Мол, зачем мне курсы? Потом ведь надо будет работать, каждый день вставать в 7 утра, куда-то ехать... Бывают, конечно, разные степени инвалидности. Могут отказать ноги, руки. Но пока голова мыслит, надо по мере своих возможностей работать...

Жизнь только начинается

- За минувшие восемь лет я понял: то, что раньше было важным, теперь кажется ерундой, - продолжает Раймонд. - Среди нынешних приоритетов - то, как ты относишься к людям. Нельзя сказать, что я узнал цену предательства. Скорее - цену дружбы. Случившееся проверило мое окружение и... меня самого. Друзьям нелегко пришлось. Не все остались рядом. Но те, кто остался, это уже проверенные люди. Появилось и много новых друзей. Ну а тех, кто дал слабину, я не осуждаю. Ведь на самом деле я не знаю, как бы сам себя вел в ситуации, если бы такое случилось с кем-либо из моих друзей.

Заканчивая разговор с Раймондом, поймал себя на том, что все время возвращаюсь глазами к его перчаткам. Лето, а он их не снимает...

- Это специальные перчатки, чтобы легче было ездить и руки не пачкались, - перехватывает мой взгляд Раймонд. - Летом-то я на работу чаще на автобусе езжу. Новые автобусы прекрасно оборудованы, так что никаких проблем. А зимой на улице снег, скользко, но на занятия ездить надо. Приходится брать такси. Я ведь учусь на политолога в Рижском университете им. П.Страдыня. Перешел на второй курс факультета изучения Европы. Так что моя жизнь только начинается...

Источник: d-pils.lv

Читать ещё по теме #ОПЫТ ЗАЩИТЫ ПРАВ ИНВАЛИДОВ

Анонсы

Бесплатные консультации по Skype

Каждую среду юристы РООИ «Перспектива» проводят бесплатные юридические консультации по Skype

Подробнее