Загарина Анна Ивановна
преподаватель кафедры
Теории и истории государства и права
НОУ ВПО «СаГА»

В «Философии права» В.С. Нерсесянца правосубъектность рассматривается, как «человеческое измерение и выражение процесса осуществления принципа формального равенства»[1]. Субъект (личность, лицо) становится правовой личностью, только выступая активным носителем и реализатором права. Фигура субъекта права предполагает наличие права и реальную возможность его осуществления[2]. Правосубъектность рассматривается, как обобщающая категории правоспособности и дееспособности, каждая из которых имеет своё особое содержание и может влиять на возможность индивида выступать субъектом различных правоотношений.

По мнению Трубецкого Е.Н., все люди правоспособны и дееспособны, но не в одинаковой мере. Различия в правоспособности отдельных лиц находят основания в самой природе человека, ибо не все люди одинаково одарены волей и не все они имеют одинаковое умственное и нравственное развитие: «Нельзя, например, предоставлять одинаковые права ребёнку и взрослому, умалишенному и здравому, образованному и безграмотному». Тем более нельзя уравнять людей в их дееспособности[3].

Проблема разграничения правоспособности и дееспособности имеют давнюю историю. Римское право не знало соответствующих категорий, однако и в Риме не за каждым лицом признавалась способность совершать действия с юридическими последствиями[4]. И.А. Покровский в труде «История римского права» отмечает: «Способность быть субъектом гражданского права, способным иметь права, называется правоспособностью; способность своей воле участвовать в гражданской жизни (заключать сделки и т.п.) называется дееспособностью. Хотя полнота качества субъекта предполагает наличность и той и другой, однако, для самого понятия субъекта существенна только правоспособность.

Правоспособность – сложнейшее, в некотором смысле даже загадочное правовое явление. Наука не выработала какое-то единое, согласованное понятие и, соответственно, его определение. Данную категорию характеризуют и как правоотношение, и как состояние, предпосылку и условие правоотношения, особое качество субъекта, своеобразное субъективное право… Одни авторы понимают под правоспособностью возможность быть субъектом права, другие, наоборот, считают, что лицо, уже признанное им, приобретает правоспособность. Третьи, признавая правоспособность правовой связью, не считают её однако, правоотношением, мотивируя тем, что нельзя отождествлять способность и то, для чего она дана[5]. Разброс мнений свидетельствует о сложности проблемы, хотя, нельзя не отметить в некоторых случаях лишь терминологические различия и, совпадение по сути[6].

Можно быть субъектом права (правоспособным), но быть лишенным возможности самостоятельно своими правами распоряжаться (ограниченная дееспособность или отсутствие дееспособности): такой возможности не имеют, например малолетние, безумные и т.п., которые от этого не перестают быть субъектами имущественной сферы, т.е. субъектами права, недостающая им дееспособность восполняется их опекунами[7].

Однако, рассматривая конкретные правоотношения можно выделить ситуации в которых опекуны не в состоянии выступать от лица опекаемого, в результате дееспособность опекаемых лиц остается ограниченной или полностью отсутствует и ничем не восполняется. В таком случае мы видим ситуацию, когда не соблюдается основное конституционное положение о равноправии граждан.

Так например, трудовое законодательство, в отличие от гражданского, не содержит понятия правоспособности, не определяет также возможность и основания её ограничения и лишения. По словам Б.К. Бегичева – полное умолчание о категории правоспособности граждан не является достоинством действующего законодательства[8]. Ст. 3 ТК РФ начинается со слов «Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав», в ней даётся понятие дискриминации и её отличие от других ограничений трудовых прав. Равенство прав и возможностей работников, как один из основных принципов правового регулирования трудовых отношений проливает некоторый свет на проблему трудовой правоспособности[9].

В ТК РФ отсутствует определение понятия трудовой дееспособности. Его можно воссоздать по крупицам, фрагментам, как мозаику. В различных статьях говорится о физическом, юридическом лице, возрасте, личном участии, дисциплинарной и материальной ответственности, ограничениях трудовых прав. Поскольку нет понятия правоспособности, то и не указаны аспекты недееспособности физического лица, как действующего или потенциального субъекта трудовых правоотношений. В данном случае, можно обратиться к мнениям о том, что некоторые из категорий Гражданского права имеют межотраслевой характер. Возникает вопрос - насколько справедливо проецировать гражданско-правовое понятие правоспособности и дееспособности на трудовые отношения?

О понятии и содержании гражданской правоспособности говорится в ст. 17, 18, дееспособности ст. 21 ГК РФ. Правоспособность определена законодателем, как способность физических лиц иметь гражданские права и нести обязанности, возникающая с рождения у каждого человека, являющаяся по сути безусловной. Дееспособность с точки зрения ГК - способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать и исполнять гражданские обязанности.

Трудовая правоспособность и трудовая дееспособность определяются в литературе аналогичным образом, однако, признаваемая единым свойством трудовая праводееспособность (правосубъектность) определяется, как фактическая способность к труду. Способность к труду – совокупность интеллектуальных и волевых качеств.[10]. По мнению Э.Н, Бондаренко речь в данном случае идёт о физической и психической способности трудиться, а следовательно порождается категория, имеющая важное значение для понимания трудовой правосубъектности, а именно, трудоспособность (способность к трудовой деятельности по состоянию здоровья)[11].

С данной позиции видится справедливым наделять правом на труд тех, кто может лично реализовать его своими действиями, то есть дееспособных граждан. Однако, соотношение психического состояния лица и трудовой правоспособности достаточно неопределённо, поскольку, психика человека – непредсказуема и делать прогноз о трудоспособности довольно сложно, а лица с психическими расстройствами зачастую могут работать, кроме того, трудотерапия – один из способов лечения[12]. Следовательно, возможность их быть субъектами трудовых правоотношений существует, однако на сегодняшний день нет четкого механизма реализации данного права.

Реализовать его за лиц, недееспособных не вправе даже из законные представители (опекуны), поскольку говоря о трудоспособности речь идёт о способности к труду конкретного лица, а не от его имени. Что же происходит в данном случае с точки зрения сложившихся правоотношений? - лицо, признанное недееспособным, самостоятельно не вправе реализовать свои трудовые права, а реализовать их от его имени другой субъект не может, следовательно человек оказывается в ситуации ограничения не только дееспособности, но и в некотором смысле трудоспособности, что совершенно противоречит конституционным правам на труд и оплату труда. Ограничивая человека в дееспособности, законодатель фактически лишает его права работать и получать доход, наравне с другими индивидами нашего «демократического» общества.

Говоря о проблемах реализации своих прав лицами, признанными недееспособными следует обратить внимание на брачно-семейные отношения. Сфера семейных отношений, как важнейшая сфера жизнедеятельности любого человека не должна зависеть от пола, возраста, или дееспособности. Однако, последнее обстоятельство оказывает существенное влияние на объём правомочий, носителем которых становится гражданин признанный недееспособным. Он сохраняет статус члена семьи, а реализация личных и имущественных семейных прав и обязанностей, принадлежащих недееспособному, обеспечивается его опекуном. Данное правило не носит абсолютный характер, поскольку заключение и прекращение брака являются вопросами в которых опекун не может стать рычагом реализации семейной правосубъектности недееспособных, а напротив зачастую становится механизмом нарушении прав и свобод данных граждан.

Так например, при наступлении недееспособности в период брака его расторжение производится в упрощенном порядке, т.е. здоровый супруг, приняв решение о разводе, вправе обратиться в орган Загса по месту жительства или месту государственной регистрации брака с заявлением о расторжении брака. В данном случае расторжение брака производится в течение 1 месяца со дня подачи заявления. Так же возможно расторжение брака в судебном порядке, по заявлению опекуна супруга, признанного недееспособным (п.2 ст. 16 СК РФ) в том случае если нахождение недееспособного в браке не отвечает его интересам или влечет ухудшение состояния здоровья. Однако, нередки ситуации, когда опекуном является супруг недееспособного, что не противоречит закону, а иногда является единственным вариантом установления опеки. В данном случае, когда здоровый супруг ставит вопрос о расторжении брака, на лицо несоответствие интересов недееспособного и его опекуна, что противоречит целям установления опеки и, человек оказывается в ситуации, когда он фактически лишен возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, а лицо назначенное с данной целью реализовать её не в состоянии.

Говоря о брачно-семейных правоотношениях следует так же отдельно обозначить проблемы правоспособности недееспособных граждан при установлении материнства и отцовства. Брак, признанный недействительным (если заключен с недееспособным), не порождает прав и обязанностей супругов, но данное обстоятельство не влияет на права и обязанности в отношении детей, родившихся в таком браке. Установление материнства происходит по общему правилу на основании свидетельства, либо на основании свидетельских показаний или иных доказательств, свидетельствующих о факте рождения данной женщиной данного ребёнка (в том числе, когда мать признана судом недееспособной). Порядок установления отцовства в свою очередь напрямую зависит от семейного положения матери – если она состоит в браке, то отцом записывается муж матери, независимо от наличия или отсутствия дееспособности. Но что делать, когда брак не зарегистрирован в силу прямого запрета СК РФ на вступление в брак с лицом недееспособным?

СК РФ закрепляет 2 способа установления отцовства:

1. Добровольное признание, которое заключается в совершении мужчиной юридически значимого действия, состоящего в подаче в орган Загса совместного с матерью заявления, выражая свою волю на признание его отцом родившегося ребёнка. Недееспособный мужчина в данном случае даже не рассматривается, поскольку совершать юридически значимое действие он не вправе.

2. Принудительное установление отцовства – происходит в судебном порядке по иску матери ребёнка, а в случае её недееспособности в суд вправе обратиться опекун (попечитель) несовершеннолетнего либо иное лицо, на иждивении которого находиться ребёнок (бабушка и т.п.). В данном случае, недееспособный мужчина так же оказывается вне процедуры, поскольку опекун не вправе свидетельствовать о признании подопечным отцовства (т.е. обратиться в суд с иском об установлении отцовства). В то же время если отцовство устанавливается в отношении недееспособного лица, достигшего совершеннолетия, то необходимо согласие его опекуна[13].

Что же мы видим – для того чтобы недееспособному мужчине быть признанным отцом своего ребёнка с точки зрения закона ему необходимо вступить в брак незаконно с последующим рождением в браке ребёнка, либо он должен стать недееспособным в период брака. В то же время позиция законодатели видится непоследовательной. Признавая, что не все психические расстройства порождают неспособность к воспитанию детей СК РФ не определяет недееспособность, как критерий ограничения родительских прав, а значит и не освобождает их от несения обязанностей реализовать которые в полном объёме с целью защиты прав и свобод своих детей эти граждане не могут в силу ограничениях их дееспособности. Налицо хождение законодателя по кругу: с одной стороны недееспособный не может вступить в брак и признать своего ребёнка, а с другой стороны он же не должен ограничиваться в родительских правах при установлении таковых и имеет право на участие в алиментных отношениях, а так же рассматривается с позиции законодателя в качестве законного представителя своего несовершеннолетнего ребёнка[14].

Кроме рассмотренных ситуаций подобные проблемы существуют практически во всех отраслях права и сферах жизни человека, что влечет существенное сужение пределов правоспособности лиц, признанных недееспособными, выделяя их в отдельную категорию «ограниченно правоспособных граждан». На мой взгляд, подобного выделения быть не должно, поскольку лица, страдающие психическими расстройствами так же как и другие индивиды общества являются «людьми» во всех смыслах этого слова, следовательно, они та же как и все должны иметь возможность пользоваться всей совокупностью прав предоставленных гражданам нормами внутригосударственного права и подкреплённых общепризнанными принципами и нормами международного права.

[1] Гегель Философия права. М., 1990. С. 96-98.

[2] Шипкова М.А, Определение правосубъектности субъектов права в юридической политике Российского государства в 18-начале 20вв. // Право и политика. 2007. №11 // Консультант плюс.

[3] Шипкова М.А, Определение правосубъектности субъектов права в юридической политике Российского государства в 18-начале 20вв. // Право и политика. 2007. №11 // Консультант плюс.;См.: Трубецкой Е.Н, Энциклопедия права. Киев. 1906. С. 138.

[4] Новицкий И.Б. Римское право. М., 2005. С. 61.

[5] См.: Спиридонов Л.И, Теория государства и права. М.: Статус ЛТД +, 1996. С. 188; Теория государства и права: Курс лекций / под ред. Н.И, Матузова и А.В, Малько М.: Юристъ. 2001. С. 520.

[6] Бондаренко Э.Н, Трудовая правоспособность, дееспособность и юридические факты // Журнал российского права. 2003. №1 // Консультант плюс.

[7] Покровский И.А, История римского права. СПб., 1998. С. 280.

[8] См.: Бгичев Б.К. Трудовая правоспособность советских граждан. М.: Юридическая литература. 1972. С. 84.

[9] Бондаренко Э.Н, Трудовая правоспособность, дееспособность и юридические факты // Журнал российского права. 2003. №1 // Консультант плюс.

[10] См.: Трудовое право России: Учебник / Под ред. С.П, Маврина, Е.Б. Хохлова. М.: Юристъ. 2002. С. 108.

[11] См.: Трудовое право: Энциклопедический словарь. М., Издательство «Советская энциклопедия». 1979. С. 467.

[12] См.: Бондаренко Э.Н, Трудовая правоспособность, дееспособность и юридические факты // Журнал российского права. 2003. №1 // Консультант плюс.

[13] Фетисова О.В, Семейно-правовое положение недееспособных совершеннолетних граждан // Юридический мир. 2008. №. 11 // Консультант плюс.

[14] См.: Фетисова О.В, Семейно-правовое положение недееспособных совершеннолетних граждан // Юридический мир. 2008. №. 11 // Консультант плюс.

Интересные материалы по ментальной инвалидности

Анонсы

Бесплатные консультации по Skype

Каждую среду юристы РООИ «Перспектива» проводят бесплатные юридические консультации по Skype

Подробнее