Региональная общественная организация инвалидов «Перспектива»

Друзья, Елизавете Курбановой, координатору кинофестиваля «Кино без барьеров» нужна помощь. Ей требуется срочная операция.

К сбору уже подключился весь коллектив «Перспективы», наши партнеры и друзья, однако сумма по-прежнему велика. Помочь Лизе можно на сайте наших давних друзей – фонда Милосердие ру. Каждые 100 рублей приближают нашего координатора кинофестиваля к ее мечте – жить без боли. Давайте вместе поможем Лизе Курбановой преодолеть все трудности и вновь радоваться жизни! 

Ты где? – спрашиваю Лизу.
Я иду!
Идешь? Отлично! Я жду тебя!

Пока жду, я вспоминаю, что знаю про Лизу. Лиза красивая и независимая женщина. Работает. Живет отдельно от родителей. Снимает квартиру. На работу ездит на такси. Вечерами готовит себе ужин. Казалось бы, обычные, даже обыденные факты. А теперь прочтите эти факты через призму диагноза Лизы: спинально-мышечная атрофия.

Спинально-мышечная атрофия – это когда твой позвоночник не держит вес твоего тела. Диагноз означает обездвиженного инвалида, который не способен сам о себе позаботиться. Все на свете делают за него. Человек-обуза. Как «побочка» от диагноза – сколиоз. Жуткое искривление. Лиза может только сидеть. И то – с дикой болью. Но Лиза сказала: «Я иду!» И она идет. Летит! Спешит ко мне навстречу. Я для нее – шанс. Достучаться до небес и быть услышанной. На самом деле она не идет – едет. На коляске.

Она никогда не ходила. Ну, то есть ходила по стеночке до пяти лет. А потом – все. Инвалидная коляска. Скажу сразу: Лиза и не будет ходить. Чудес не бывает. Хотя подождите… Это же волшебная история…

Я часто вижу у людей статусы «всё сложно». Серьезно? У вас все сложно? Прямо всё? Я расскажу вам про «сложно». Лиза мечтает завести котенка. Милого. Пушистого. С ушками. И хвостиком. Чтобы он шалил днем и засыпал ночью, свернувшись клубочком, под боком у Лизы. Но Лиза помнит заветы Маленького принца. Он сказал: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Лиза боится приручить и не справиться с ответственностью. Она выясняет: сколько стоит в месяц владение котенком. Потянет ли Лиза? Деньги – существенный вопрос. Но не главный. Главное – другое.

Вот вчера помощница, без которой Лизе не встать с постели, потеряла ключи от Лизиной квартиры. Казалось бы: вот проблема! Сделай дубликат, смени замки. Помощница звонит Лизе. Мол, что делать? Есть запасные ключи? Есть, конечно. Есть! Но они вон там, в прихожей, на комоде. А Лиза лежит. Без помощницы ей не встать. Не дойти до прихожей, не открыть дверь. Замкнутая квартира – замкнутый круг.

Давай я позвоню в МЧС? Они вынесут дверь! – предлагает помощница.
С ума сошла! – пугается Лиза. – Ни в коем случае!!

Она с таким трудом нашла эту съёмную квартиру! Искала дом, в который она сама сможет въехать на коляске в подъезд и в лифт. В квартире договорилась с хозяевами о ремонте: расширила дверные проемы, обновила полы, убрала порожки, поставила пандусы. Все за свой счет, но спасибо хозяевам, что были не против!

Елизавета Курбанова ведет кинопоказ «Кино без барьеров».

Теперь Лиза может жить одна! Сама! Без родителей!!! Ни для кого не быть обузой! Она сама зарабатывает и на съем жилья, и на сиделку, без помощи которой ей не обойтись. Помощница каждое утро помогает ей переселиться с кровати на коляску. Все, спасибо. Дальше я сама. Причесаться, накраситься, позавтракать. Пора на работу. В офис. Вызываем социальное такси. Это когда приезжает машина, в которую Лиза просто заезжает на коляске. Не пересаживается. Очень удобно.

Лиза сама себе организовала безбарьерную среду, живет в ней и платит за нее сама.

Нельзя в МЧС, – говорит замурованная Лиза. – Если я испорчу что-то в этой квартире, и хозяева выселят меня, я этого не переживу. Потому что найти такие же условия и заново делать ремонт – это испытание!

Я тогда в ЖЭК попробую звякнуть, – говорит помощница. Она чувствует свою вину: это же она потеряла ключи.

Помощница звонит в ЖЭК. Сбивчиво объясняет.

Помогите... Девочка... Лежит... Инвалид... Атрофия... Просто замок вскрыть...

Какая девочка? – сердится ЖЭК. – Где ее родители??? Хватит нас разыгрывать!

И смех, и грех.

У Лизы тем временем разрядился мобильный телефон. Но! У нее есть домашний. Хозяйка квартиры хотела отключить этот атавизм, (кто в наше время пользуется домашним телефоном?), но Лиза не дала. И правильно сделала: у домашнего телефона есть одно неоспоримое преимущество – он не разряжается.

Лиза звонит папе. Его номер она знает наизусть.

Пап, вот лежу. Утро затянулось, – шутит Лиза. – Что делать?

Папа через час прислал «медвежатника». Тот молча вскрыл замок. И даже не спросил. Кому? Зачем? Просто взял деньги и привет. Помощница вошла в квартиру и наконец-то подняла Лизу с кровати… Полпервого дня… А вы говорите, котенок... А вы говорите, у вас «всё сложно»…

И ещё, про важное. Наболевшее. У нас почему-то модно не верить в российскую медицину. Все хорошие врачи – за границей. В России – только мясники. Вот откуда это? Дело даже не в том, что у нас модно не быть патриотом, а в том, что мы не даем шанса российской медицине опровергнуть этот факт. Если что серьезное – бегом за границу. Даже российские фонды зачастую собирают деньги на то, чтобы вылечить больных за границей.

Лиза каждый день испытывает сильную боль. Вместо кофе по утрам пьет горсть обезболивающих. Так не должно быть. Состояние Лизы стремительно ухудшается. Нужна операция. Лизу должны разрезать от макушки до копчика, выскоблить позвоночник и вставить новый. Титановый. Лиза сможет жить и не чувствовать боли. Сидеть с прямой осанкой. Как королева.

Операция длится 10 часов. Наркоз – 10 часов. Очень серьезная операция, высокотехнологичная. Но Лиза хочет рискнуть. Нет сил терпеть боль. Эта боль все равно не дает жить. Невозможно ни на чем сконцентрироваться. Ни на работе, ни на личной жизни. Ее позвоночник перекошен как синусоида, и жить с этим – невыносимо. Квота на Лизин случай не распространяется. У нее есть ряд особенностей, которые делают ее операцию особенно опасной. Она выяснила: ее случай возьмутся оперировать только за границей. Например, в Финляндии. Это стоит 3 миллиона. Плюс трансфер, проживание. Безумные деньги.

Лиза стала искать альтернативы. И нашла. В России. Врач от Бога. Нейрохирург. Андрей Николаевич Бакланов. Он принимает в центре патологии позвоночника, оперирует на базе частной клиники «Медицина». Лиза увидела его – и поверила ему. Его глазам. Его рукам. Андрей Николаевич ее не убьет. Не покалечит. Он ее вылечит. Вставит ей в позвоночник титановый протез – и Лиза…нет, ходить она, конечно, не сможет, но сможет жить без боли, ездить по своей безбарьерной среде с гордо поднятой головой и осанкой королевы. Андрей Николаевич обещал взяться за ее случай. Не побоялся. Но – деньги. Операция – высотехнологичная. Эксплуатация оборудования в частной клинике. Протез из титана. Все это тянет на два с лишним миллиона. Дешевле, чем заграница, но…Где их взять?

Лиза пошла в фонды. С просьбой помочь собрать средства на операцию. Дальше – правда жизни. Были фонды, которые говорили честно: ты взрослая женщина. Выглядишь хорошо. Жалости не вызываешь. Мы в жизни на тебя денег не соберем. Вот была бы ты ребеночком, тогда может быть… Были те, кто говорил: тут тебя покалечат. Зачем тебе рисковать? Нужно искать деньги на заграницу. Иначе – бесполезно.

Есть фонды, которые согласились помочь. Объявили сбор. Но он идет очень медленно. Потому что Лиза – красивая девушка. Не вызывающая жалости. Люди думают: в ней уже есть стержень. Это ее характер. Зачем ей ещё и титановый? Лиза готова стать «полигоном» – таким рекламным образцом человека – который своей жизнью подаст пример другим людям с ограниченными возможностями. Пример того, как сделать свои возможности – не ограниченными. Главное – преодолеть страх. Главное – поверить. В себя. И в людей. Которые рядом. И помогут встать утром. И не бросят в беде. И заменят старый позвоночник на новый. Лиза намерена сделать операцию в России. Она ищет возможности. Деньги. Или связи. Может, кто-то властный, кто-то сверху, в качестве рекламы волшебных рук российских медицинских Богов захочет прооперировать Лизу бесплатно? Ну, то есть за ту сумму, которую удалось собрать? Ведь Лиза общается с потенциальными пациентами, и все они смотрят за границу. Ну, почему? Ведь мы тоже можем! Мы можем быть и в медицине впереди планеты всей! Но для этого нужны пациенты. Те, кто верит! Верит настолько, что готов лечь на операционный стол на 10 часов, уйти в сложнейший наркоз, для того, чтобы , вернувшись, отпраздновать победу вместе с врачами?

Лиза перекошена. Болью и несправедливостью в равной степени. Она давно доказывает судьбе, что та может посылать ей любые испытания – Лизу не сломить. С ее диагнозом – 95 процентов больных – это не ходячие, зависимые, беспомощные люди. А Лиза как бы говорит: смотрите, смотрите на меня. Страх – ваш тормоз. Вы все сможете! Я же смогла! Я получила очное образование, сама, закончила МГГУ, я однажды одна летала в Турцию отдыхать, я к 70-летию Победы проехала автопробег на автобусе – 12 городов, ночевала в палатке, купалась в море. Да, не без помощи тех, кто рядом, но – помогли мне – помогут и вам! Только не бойтесь! Вы боитесь, что не сможете, и поэтому даже не пробуете. А я не побоялась. И смогла. А когда совсем невыносимо больно, то… Найдите «своего» врача, доверьтесь ему, и ждите чуда, совершенного посланником Бога на Земле. А Бог, он своих посланников не только по заграницам раскидал. Их и в России очень много. И если вы про них не знаете, или в них не верите – так это не значит, что их нет.

Лиза хорошо поет. Она мечтает, что, когда выпишется после операции, и у нее ничего больше не будет болеть, она споет. Споет на празднике, который она устроит в честь своей новой жизни. Празднике, на который она позовет всех, кто помогает ей не терять надежды и жить яркой и полной жизнью. И она споет для них. Для всех этих людей. Для своих родителей. Для коллег и начальников. Для своей помощницы. Для волонтеров. Для друзей. Для своего молодого человека, которому она, возможно, когда-нибудь решится родить ребенка. Для врача Бакланова Андрея Николаевича. Который однажды в России разрезал ее от макушки до копчика. И вкрутил, вмонтировал новый позвоночник. И теперь никто не боится делать операции в России. Ничем не хуже наша Родина. Даже лучше. И нет никакого «все сложно». Все просто. Все очень просто. Просто хочется жить. Без боли. И всё. А пока Лиза будет петь, в уголке, на диване, будет дремать, свернувшись клубочком, маленький пушистый котенок. С ушками. И хвостиком…

© Ольга Савельева

Помогите Лизе вновь вернуться к работе и полноценной жизни, сделав пожертвование на Милосердие ру!

Новости

Зимние виды спорта – для всех

В школе 2121 состоялся семинар-практикум для учителей физической культуры «Адаптация и социализация детей с...

14.12.2017 14:07

Учимся взаимодействовать с ПМПК

Как родителям детей с ОВЗ научиться продуктивно взаимодействовать со специалистами Психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК)?...

14.12.2017 12:14

День инклюзии для школьников в Куркино

Школа №1298 в Куркино вновь приветливо открыла свои двери специалистам отдела инклюзивного образования...

13.12.2017 12:53

«Путь к карьере» в Нижнем Новгороде: итоги

Собеседование в Сбербанке и компании FreeStaff – таков результат участия в финале конкурса...

12.12.2017 17:30

Просто об инклюзии

Ученики московской школы № 1797 приняли участие в Дне инклюзии, который для них...

11.12.2017 17:28

20 лет открываем мир инклюзии!

Фестивалем инклюзии в «Благосфере» РООИ «Перспектива» отметила свое 20-летие. Событие стало праздником равных...

11.12.2017 15:29